А
А
А

Сергей Друзьяк: «Мне стало казаться, что я знаю всех детей в Москве!»

Сергей Друзьяк: «Мне стало казаться, что я знаю всех детей в Москве!»

Молодой актер Сергей Друзьяк знаком зрителям в разных амплуа: многие вспомнят его в роли Данзаса в фильме «1814», трогательного Гены Варнавы из сериала «Кремлевские курсанты», любвеобильного Пети из сериала «Корабль», а дети знают его как озорного Каляку-Маляку – ведущего передачи «Давайте рисовать» на телеканале «Карусель». Сегодня Сергей продолжает сниматься в кино, играет в театрах и создает собственные фильмы. Обозреватель РИАМО встретилась с актером в Московском областном театре юного зрителя (МОГ ТЮЗ), где он играет роль Пятачка в спектакле «Винни-Пух» и Льва в «Каникулах Бонифация».


© РИАМО, Александр Манзюк

- Сергей, Ваше сотрудничество с областным ТЮЗом началось со спектакля «Винни-пух»?

- Вообще нет, сотрудничество началось со спектакля «Повести Белкина», но сейчас этот спектакль редко увидишь в афише. Была еще попытка ввести меня в спектакль «Три поросенка» на роль Нуф-Нуфа, но что-то не сложилось. После был «Винни-пух», где я играю Пятачка. Я шутил – кто же потом? Хрюша, Фунтик? Почему мне все время дают поросят? И вот сейчас мне дали роль льва Бонифация.


©  фото пресс-службы МОГТЮЗ

- Почему «Винни-Пух» мало похож на классическую детскую постановку?

- Спектакль действительно необычный, и поначалу дети не понимают, кто есть, кто, и что происходит, но по ходу спектакля, а точнее с первых аккордов, дети принимают правила игры.

Меня очень радует, что мы не надеваем здесь пластмассовые пятачки и маски, а на Медведе нет шкуры и лап, а все очеловечено.

Работу над спектаклем мы начали с того, что все актеры стали учиться играть на музыкальных инструментах. К нам приходили педагоги и обучали. Мы же музыкальная группа «Винни-Пух и все, все, все»! За это низкий поклон режиссеру Юрию Алесину, который готов был пуститься на такие эксперименты. Я раньше играл на гитаре, буквально «три аккорда», а теперь играю на уровне шести аккордов плюс какие-то мелодии.

©  фото пресс-службы МОГ ТЮЗ

- А спектакль «Каникулы Бонифация» такой же новаторский?

- Да! Наш «Бонифаций», в отличие от мультфильма и книги, – это не просто цирковая история с калейдоскопическим набором современных средств выразительности – фокусы, волшебство и юмор, а еще и новая сюжетная линия! Лев встречает в Африке Львицу, и они, разумеется, полюбят руг друга!

Специально для этого спектакля мы учились делать цирковые трюки – жонглировать, ходить на руках, кататься на моноцикле. Жонглировать тремя мячиками я и раньше умел, но в «Бонифации» мы с Львицей жонглируем шестью кольцами. Еще в институте я любил акробатику, и вот, прошло 12 лет – и мне наконец пригодились эти навыки. 

- А кто все-таки больше ваш персонаж – Пятачок или Бонифаций?

- Трудно сказать. Спектакль «Винни-Пух» – это детская мечта многих ребят о создании своей музыкальной группы. И, конечно, в нем наши детские мечты сбылись. А «Бонифаций» – это другая детская мечта. Это цирк, с которым у меня тоже много связано. Еще в театральном классе в Калининграде, когда мне что-то не удавалось, преподаватель кричал: «Плохо! Твой этюд плохой! Вот на руках стоишь – иди в цирк, какой тебе театр!» А сейчас в «Бонифации» все – оп! – и соединилось. Еще в этом спектакле есть контакт с детьми, с ними можно вступать в диалог, взаимодействовать, а я это обожаю.

Поливаю кактусы – и детей поливаю! Это отдельное счастье и любимейший момент. Однокурсники шутят, что аниматорское прошлое не дает мне покоя.


©  фото пресс-службы МОГ ТЮЗ

- Идеальный детский театр в вашем понимании – какой?

- В идеале мне бы хотелось, чтобы уже на входе зрители погружались в атмосферу спектакля. Было бы здорово, чтобы на фасаде театра были не просто белые колонны, а джунгли, и зрители заходили не в двери с металлоискателем, а пробирались в пещеру, перепрыгивали ручей, чтобы индейцы или египтяне встречали зрителей, а в фойе, вместо гладкой мраморной плитки – трава или песок, а может ватные облака по пояс! Это, конечно, очень дорого и, скорее всего, неосуществимо, но это было бы круто.


©  фото пресс-службы МОГ ТЮЗ

- Дети очень любят вас, это видно на спектаклях, когда к вам бегут с букетами. Когда вы сыграли первую роль для детей?

- Роль Колобка в детском саду, наверное, не считается, потому что мы тогда играли для родителей, а не для детей. А первая роль была сыграна во время учебы в театральном классе города Калининграда – меня взяли в Калининградский Областной Государственный Театр в спектакль «Золушка», на роль Пажа и это было волшебно! До сих пор помню и текст, и мизансцены, и текст феи, и реплики принца... Три сезона играл в настоящем взрослом театре с опытными артистами.

Когда мы с друзьями в 2006 году приехали в Москву после окончания Ярославского театрального института, то в московских театрах нас принимали не очень. Чтобы держаться на плаву, мы стали работать аниматорами. Дают костюм, адрес, ты едешь и всю дорогу думаешь: «А вдруг там не дети, а вдруг прикуют к батарее?» Но приезжаешь, а там дети, и ты играешь с ними в пиратов, буратино, во что угодно.


©  фото пресс-службы МОГ ТЮЗ

- Какие были самые интересные перевоплощения?

- Для меня самым сложным был Гарри Поттер, потому что я на тот момент не знал, о чем речь. Дети засыпали вопросами, а где этот, а где тот, а заклинание… Мне приходилось выкручиваться и переключать их с Гарри Поттера: «Дети, а давайте сыграем в одну игру!..»

Однажды я должен был играть Буратино, а в агентстве забыли положить нос. Я вышел к детям с приставными кулачками вместо носа и говорю: «Ребят, у меня кое-что приключилось, мне стыдно сказать, что... Я, наверное, лучше домой пойду!» А они такие: «Да нет, что случилось?» И я убрал руки: «Вот! Волк по дороге похитил мой нос, когда я заснул под деревом…» В общем, пришлось придумать легенду.

- И всегда обходилось без обид?

- Да, мне всегда все сходило с рук. Потом мы несколько лет подряд с другом работали клоунами-зазывалами при летних кафешках в центре Москвы. На входе в кафе стояли батуты, мы развлекали детей, а родители подтягивались в кафешку. Мы были клоуны Киш-Миш и Гоголь-Моголь.

Через какое-то время нам стало казаться, что мы знаем всех детей в Москве.

Могли идти по улице без костюмов, а дети узнавали нас и радовались. А как-то раз я забыл костюм и работал в том, в чем пришел. Но дети радовались, как всегда. Я даже подумал тогда: «Может, все дело в батутах?» и даже немного ревновал детей к батутам.
Весь этот опыт общения с детьми мне очень помог, когда я пошел на кастинг телеканала «Карусель» (тогда он ещё назывался «Теленяня»), на роль ведущего в программу «Давайте рисовать!»

- С детьми какого возраста вам легче находить контакт?

- Больше нравится работать с детьми до 7 лет, максимум – до 9-ти. С 9-ти уже сложнее. Наверное, потому, что я уже старенький и не успеваю за их развитием. Они знают столько всего, о чем я даже не слышал.


© РИАМО, Александр Манзюк

- Расскажите, как вас взяли на телеканал «Карусель» Калякой-Малякой?

- Искали поющего ведущего. Я пою плохо, но все равно пошел – и людей порадовать, и себя показать. И вот, я пришел пробоваться и спел «Песню ямщика» из института: «Ну, быстрей летите, кони, отгоните прочь тоску!..» Все были рады, улыбались. Перед съемкой «пилота» помню, как читал сценарий, хохотал и удивлялся, как сценарист угадал мои мысли. В сценарии были и «рыба-глыба», и обведенная Калякой-Малякой пятка с пририсованным пропеллером, а у меня же папа – вертолетчик! Для меня тогда все совпало, я понял, что это моя роль.

- Вы уже 10 лет Каляка-Маляка, изменился ли образ ведущего?

- Передача очень изменилась – свет, декорации, костюмы, заставка и даже любимая Фея Фиалка, о которой дети всегда спрашивают. У Каляки поменялся костюм. Там была такая вставка на футболке, и мой герой рисовал на своем пузе, и дети рисовали, от чего было все время щекотно. Но это ушло – теперь Каляка в эдаком комбинезоне садовода.


© РИАМО, Александр Манзюк

- А сейчас дети узнают вас на улицах?

- Да. Бывает, во время спектакля слышится шепот с первых рядов: «Это Каляка-Маляка». Как-то ехал в ялтинском троллейбусе, а рядом сидели девочка с бабушкой. Девочка смотрела-смотрела на меня и говорит шепотом: «Бабушка, это Каляка-Маляка!» А бабушка ей: «Не выдумывай!» А я сидел еще такой небритый, как ялтинский отдыхающий. Иногда дети подходят на улицах и говорят: «Я с вами рисую, я вас видел по телевизору!» А иногда подходят взрослые: «Мы вас все детство смотрели, можно вас обнять?» Благодарят за «счастливое детство», и я все время думаю, сколько же лет уже прошло…

- Какие еще яркие детские роли вам удалось сыграть?

- Были «Хроники Нарнии» в Центральном Доме Актера – новогодний спектакль, «Цирк Деда мороза» в Олимпийском, «Полнолуние в детской» в «Ведогонь-театре» в Зеленограде, который идет до сих пор. В лобненском драматическом театре «Камерная сцена» я – Принц в «Золушке», эту роль мне подарил друг на день рождения. Как-то надо было его подменить, потом я предложил играть роль по очереди. А он говорит: «Да не, играй ты, я дарю тебе эту роль на день рождения!»

- Правда ли, что вы мечтаете сыграть Питера Пена и Незнайку?

- Питера Пена мне удалось сыграть – в спектакле «Закрой глаза и смотри» у Вадима Демчога. Но, к сожалению, сейчас я не играю в этом спектакле.

А Незнайка – это персонаж, который очень близок и мне моему персонажу Каляке-Маляке, поэтому тоже хочется его сыграть. Люблю Незнайку с детства. Еще в школе нам на уроках рисования читали книги, пока мы рисовали. Иногда это была пластинка, но чаще книга – «Незнайка на Луне». И это была бомба: Пончик влез в ракету, и они полетели, от этих историй просто кружилась голова. Но сыграть Незнайку тоже пока не получилось.

Еще бы я сыграл Буратино. Но тут проблема – никто не сыграет его лучше мальчика из советского кинофильма «Приключения Буратино». Я даже не дерзну думать, что я мог бы сыграть Буратино лучше. Однажды я пришел на пробы к режиссеру Дмитрию Иосифову, и он оказался тем самым Буратино! Он снимал мини-сериал «Лето волков», и я там играл председателя райкома комсомола.

© РИАМО, Александр Манзюк

- Где вы сейчас играете, кроме областного ТЮЗа?

- У меня есть еще два спектакля в театре «Булгаковский дом»: «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье». Это спектакли-квесты, катакомбы театра позволяют ставить такие спектакли. Там я и Кролик, и Шляпник, и Шалтай Болтай. Дети бегают по темным коридорам, видят Гусеницу и других персонажей, им дают задания, они находят записки, разукрашивают цветы, в общем, не сидят на месте.

А еще очень люблю «Сказки Андерсона – это музыкальный спектакль в Областной Филармонии, при участии целого оркестра – все в пижамах, много классической музыки!.. Люблю, обожаю, но грустно, что играем его очень редко, надеюсь, удастся этот спектакль сыграть и на сцене нашего МОГ ТЮЗа!

- Сергей, как вам удается совмещать столько проектов сразу?

- Бывало, что приходилось одновременно в один день играть в двух театрах. Однажды у меня здесь, в областном ТЮЗе, был утренний и вечерний «Винни-Пух». В тот же день у меня была «Алиса в Зазеркалье» в Булгаковском театре. Я там просил, чтобы чуть-чуть задержали начало, а здесь просил ребят играть немного побыстрее, как будто сегодня Новый год. Один раз я хорошо успел, а вот в другой раз забежал, снял одежду – надел пижаму, и пошел сразу играть Шалтая-Болтая.

- Впереди – лето, какие у вас планы?

- Надо до Крыма доехать – я же там вырос, в Ялте. Самое яркое впечатление от поездки в прошлом году – это парк львов «Тайган». Мы сидели вместе с создателем «Тайгана» в окружении 20 львов, он грозил им тапком, и они почему-то очень боялись этого тапка. Потом я даже попросил сценариста на «Карусели» добавить в текст Каляки-Маляки историю про волшебные тапки, которых слушаются животные. И вот теперь я сам играю Льва, такие совпадения в моей жизни повсюду!

- А работать летом будете?

- Летом я иногда езжу по кинолагерям, детским фестивалям. Один из примеров – это лагерь «Алга» в Казани. Там собралась хорошая команда, и ребята под чутким руководством профессионалов сами снимают и монтируют очень хорошие короткометражные фильмы!

© РИАМО, Александр Манзюк

- У вас же был опыт режиссерской работы, расскажите о нем!

- Несколько лет назад мы сняли короткометражку про Водяного. Это пример того, как можно реализовать свою мечту буквально из ничего. Я его тоже привожу детям.

Мне очень хотелось снять что-то про подводную жизнь. Брат подарил мне моноласту, знакомая художница Наталья сшила хвост, а знакомая сценарист Надежда написала небольшие анекдоты про водяного. Когда мы снимали сериал «Корабль» у моря, в первый же выходной я отправился на пляж со всеми своими причиндалами Водяного. По пути я встретил актрису Агриппину Стеклову с ассистенткой Дианой, и они мне: «Ну, пойдем вместе!» Агриппина взяла у меня трубку, маску, камеру и скомандовала: «Давай, надевай свой хвост!» Я от души плавал, Агриппина хохоча снимала все это, а весь пляж недоумевал. В гостинице она обо всем этом рассказала, после чего вся съемочная группа «Корабля» с удовольствием согласились мне помочь с этим фильмом. Оператором выступил артист Илья Иосифов, а позднее нашелся режиссер, который все это смонтировал.

- А где этот фильм можно посмотреть?

- Водяной плавает по Youtube и, что не может не радовать, его до сих пор потихоньку смотрят, это счастье найти своего зрителя

- И, напоследок, назовите, пожалуйста, любую роль из ваших многочисленных ролей, которая оказалась стопроцентно вашей!

- Есть такой мультик «Джинглики», где я озвучиваю Бедокура. Это прямо мое, просто детская мечта. Бедокур так же ест, так же спит, приходит к друзьям с такими же вопросами, и я кайфую, когда мы его озвучиваем. И вся вселенная Джингликов, которую создал Олег Рой и режиссер Антон Верещагин, чем-то напоминает места, в которых я вырос – джинглики тоже живут у моря, это невероятно красивый мультфильм – очень рекомендую его всем!

Дина Жильцова

Источник: РИАМО

Другие новости

Не указан электронный адрес

Подпишитесь на нашу рассылку — и первыми узнавайте о новостях, специальных акциях и скидках для друзей театра!

Оценка услуг